Право на жизнь.( как исключения в прошлом семьи влияют на жизнь сегодня)

Один из базовых порядков любви , которые лежат в основе  расстановочной теории Берта Хеллингера ,

звучит так : «Никто не исключён»

О ком мы говорим, когда динамика расстановки указывает на исключение?

Мы говорим о тех, кого семейная система хочет забыть/забывает, потому что помнить о них больно, обидно или даже опасно :

 

      - о тех, кто нарушил семейную традицию , пошёл заниматься другим делом;

в семье все инженеры , а этот в археологи пошёл - все пашут, а он по экспедициям катается;

- о тех, кто «недостойно себя вёл», портил репутацию семьи:

Часто это про алкоголиков, или людей с какой-либо иной зависимостью;

- о тех, кто нарушил закон и понёс наказание

           люди с судимостью,

- о тех, кто предал, оставил семью     

            мужчина, оставивший семью, перебежчики на сторону врага во время войны;

-о тех , кто рано внезапно умер или погиб, или пропал без вести

погибшие, пропавшие на войне, рано умершие/оставленные/абортированные дети -

-о тех ,о ком опасно говорить и помнить

            дворянские корни, еврейское/цыганское происхождение, священнослужители в роду, родственники за границей, раскулаченные или репрессированные предки.

К сожалению, наша история богата такими ситуациями.

 

Что мы делаем в таких случаях в расстановке ? Мы вспоминаем про таких людей и даём им место в своей семейной системе. Мы признаём их право быть в семье и признаём их равенство со всеми её членами. Мы говорим: «ТЫ ОДИН И3 НАС, ТЫ ПРИНАДЛЕЖИШЬ К НАМ.»

 

НО БЫВАЕТ ПО-ДРУГОМУ

           Кто-то в семье горюет о потерянном/ пропавшем человеке. Для него и для семьи в целом это горькая утрата. Она равносильна переживанию чей-то смерти. Тогда в семье чувствуется так : « Его с нами нет ,мы его утратили». В такой картине мира этому человеку не остаётся места для жизни.

В своём горе родные забывают о том, что если человека нет с ними рядом, это не значит, что где-то он не живёт. Что судьба его может сложиться счастливо, что кто-то другой может позаботиться о нём, что проживёт он долгую жизнь, создаст свою семью, родит своих детей . И в них будет продолжаться его ЖИЗНЬ А может он и сам еще жив.

Таким образом застревая в горе ИСКЛЮЧАЮТ не из семьи, а И3 ЖИЗНИ в целом.

Тогда для решения в расстановке нужно признать исключённого ЖИВЫМ.

«МЫ ПОТЕРЯЛИ ТЕБЯ, НО ТЫ ВЫЖИЛ».

Также выразить благодарность тем , кто вместо родных помогал выжить, кто позаботился о пропавшем человеке. И также дать им место в своей семейной системе. Тогда в семейную систему приходит  покой. А тот из членов семьи, кто был заложником этой динамики - высвобождается из переплетения. И обретает силы и ресурсы для своей собственной жизни.

 

Примером такой ситуации служит недавно проведенная мной индивидуальная симптомная расстановка .

 

С запросом по поводу своих тревожных состояний обратилась К , 29 лет. Полгода назад К уже делала себе расстановку по поводу панических атак. Первые месяцы после расстановки наступило облегчение, но затем симптом начал возвращаться в виде необоснованно и внезапно наступающих состояний тревожности. «Что со мной не так, что плохое сейчас случиться». Сопровождается учащенным сердцебиением, внезапными приступами крайней слабости Полгода назад К прошла полное медицинское обследование , пытаясь найти причину своих состояний. С врачебной точки зрения показаний к таким состояниями не, К здорова.

В предварительной беседе удаётся определить , что приступы тревоги и страха случаются вне дома, либо дома , но когда она куда-либо собирается. Во всех случаях симптом наступает в тот момент, когда К собирается получить удовольствие : встретиться с друзьями, в аэропорту перед вылетом , перед поездкой в клуб, на отдых ит.д. Что часто заставляет К отказаться от ранее запланированного, остаться дома, либо сократить время пребывания вне дома. Исключение : комфортное пребывание дома.

 

Расстановка проходит в 2 этапа.

Сам по себе симптом всегда функционален .Встречаясь с каким –либо симптомом всегда следует задать вопрос «3ачем это нужно клиенту ?»или «Что это значит?» В данном случае функция симптома в том, чтобы удерживать К от хорошего время препровождения. Что бы понять функцию симптома подробнее на первом этапе мы исследуем симпотом.

Наблюдая состояние , когда симптома нет вовсе сперва К чувствует себя хорошо. Главное, что она отмечает – это ощущение свободы и безграничности: «Делаю всё что только захочу». Но я прошу её задержаться в этом состоянии и через некоторое время на этом месте проявляется другая эмоция. К чувствует страх: «Я настолько свободна , что не чувствую границ дозволенного. Я могу сделать что-то сильно рисковое, и это плохо кончиться для меня.»

 

Следует отметить , что «замедленные» движения и «паузы» на месте в расстановке очень важны. Для точного восприятия того , что происходит в Поле расстановки и для того, чтобы при перемещениях точнее определять место куда фигура хочет пойти 3аместителям нужна неторопливость. В случае быстрого движения нужное место можно проскочить. Что может привести к потере энергии в расстановке и затянуть её.  Для того, что бы вчуствоваться в состояние другого человека/фигуры  - нужно время. Именно поэтому расстановщики просят 3аместителей двигаться медленно, как « в замедленной съемке». 3ачастую, первоначальное состояние на новом месте не даёт нужной информации. К вниманию следует принимать то состояние, которое 3аместитель стабильно удерживает. Так же показательны бывают и череда состояний, как в описываемом случае. Эта меняющаяся динамика несёт в себе важную информацию.

 

Перемена в состоянии К на месте без симптома служит основой для второго этапа расстановки.

Нередкая ситуация в расстановках – это разделение симптома/выделение из него какой-то важной , несущий отдельный, независимый смысл, составляющей.

Заявленный симптом К выполняет роль сдерживающего фактора. Несмотря на форму, в которой он проявляется – тревоги, что что-то не в порядке, сам симптом, наоборот, служит её безопасности. Ограничивая её свободу, он принуждает К большую часть времени проводить дома, в безопасной обстановке, лишая тем самым возможности совершить нечто рискованное и причинить себе вред. Но в ходе работы мы вытаскиваем еще одно состояние , которое становиться очевидным только в ситуации отсутствия первого симптома.

            В дальнейшая работе участвуют уже 2-а состояния.

Я условно распределяю семейную систему К в нашем рабочем пространстве. Отмечая места для предков по женской линии от матери до пра-пра –бабушки , и также для предков по мужской линии от отца. А затем прошу К найти место в этом пространстве для 3-х фигур: для себя, для симптома 1 – тревожных состояний и для симптома 2 - страха вседозволенности.

 

К определяет место для «Тревоги» на месте прабабушки по маме, второй симптом «Страха» получает место на уровне прадедушки по маминой ветке, а своё место К определяет рядом с «Тревогой» и бабушкой . Уже из такого расположения фигур видно , что в системе нарушена иерархия . Либо К в системе занимает чьё-то место , либо находиться в тесном переплетении с кем –то из членов семьи.

            Так как у нас личная расстановка, К сама поочередно занимает места всех фигур. На месте «Тревоги» и «Страха» она переживает и испытывает те же состояния , что описывала ранее, как свои состояния – симптомы. На месте первого симптома , который сливается с бабушкой К чувствует много горя и слёз. На месте второго симптома так же много горя и добавляется чувство вины.

Обе фигуры направляют свои чувства на место , которое сейчас занимает К. Для неё это слишком и совпадение в ощущениях на этом месте побуждает К отойти по-дальше от фигур , которые несут эти переживания. При этом она говорит «Это не моё, не мои чувства, я так и чувствовала» Так она оказывается уже ближе к своему месту в семейном ряду , перед своими родителями. 3десь ей значительно легче , но она всё ещё не чувствует себя свободной от того , что происходит между прародителями. Остаётся открытым вопрос – чьё место она занимала.

            В этом месте я спрашиваю, какая трагедия произошла в семье бабушки. К рассказывает, что во время переезда семьи в 1920 –х годах на станции в возрасте около 2-х лет потерялась младшая сестра бабушки. Я прошу К определить в поле расстановки место для потерявшейся девочки. Это оказывается место, которое в начале расстановки К выбрала для себя. Далее выясняется , что прадедушка вскоре умер от инфаркта и прабабушка осталась одна с 6-тью детьми.

            На месте девочки К чувствует себя удивительно хорошо и комфортно. Своим родителям прадедушке и прабабушке она говорит « Я в порядке».Ей не понятно , чего это они так убиваются. Для родителей девочки это звучит непонятно и даже удивительно: «Как это так. Они так горюют , а у нее всё в порядке».

                        Здесь мы видим , как семейная система оказывается в заложниках у собственного мифа. Для родителей пропажа маленькой девочки становиться равносильна её гибели. И сначала они, а затем и вся семья безутешно оплакивают маленькую довочку , как умершую. Тем самым , они как бы лишают её «права на жизнь» - исключают из ряда живых. Очевидно , что в 2 годика у ребенка ещё не сформировано чёткое понимание границ – насколько далеко можно отойти , что бы оставаться в безопасности. Именно так, чаще всего мы и теряемся в детстве , когда уходим от родителей за чем –то интересненьким. В этом видна связь с состоянием К, когда она будучи уже взрослой говорит о своей внутренней вседозволенности, по факту на тот момент находясь в трансгенерационном переплетении с пропавшей когда-то девочкой. Меж тем симптом, по поводу которого К обратилась на расстановку, удерживает её в семье, не давая уйти. Сохраняет её как бы в безопасности. В итоге К лишена возможности жить в полной мере , с радостью и удовольствием, её жизнь оказывается сильно ограничена.

 

            Дальнейшими шагами в этой расстановке было признание К места своей старшей родственницы, пропавшей бабушкиной сестры. Важно было не только обозначить её место в семейной системе , но и признать её выжившей в той ситуации при переезде.

Последнее принесло заметное облегчение для прародителей.

            Окончательное умиротворение наступило после того, как К включила в образ людей ,которые в те трудные голодные времени позаботились о чужой маленькой девочке и выразила им благодарность.

            По собственному желанию расстановку К завершила символическим ритуалом по возвращению того, что несла не своего. С поклоном передав это бабушкиной сестре.

 

 

Находясь в рамках семейного мифа мы зачастую ограничеваем свои возможности.

Расстановка даёт хорошую возможность выйти за рамки этого мифа и посмотреть на ситуацию шире. Тогда оказывается , что мы свободнее , и выбор наших возможностей значительно шире.

Оставить комментарий

Комментарии: 1
  • #1

    Елена (Понедельник, 15 Октябрь 2012 08:12)

    статья очень интересная и познавательная для клиентов и заместителей.